x

Торезский интернат для детей-инвалидов

Страниц: 1
Печать

Автор темы
Cake Team
*****





Торезский интернат для детей-инвалидов - Форум Сириус - Торез
Донецкая обл., г.Торез-6, 866, микрорайон 30-лет Победы
В г. Торез (Украина) в интернат для детей-инвалидов недавно
приехала съемочная группа программы «За окнами». В одном
из эпизодов показали 18-летнюю девушку с диагнозом
«умственная отсталость». В интернате детей не учат,
директор считает, что это бесполезно, поэтому читать
и писать девушка научилась самостоятельно. Она умоляла
съемочную группу помочь получить ей образование.

Кстати, у Торезского интерната есть свое кладбище и
смертность там - до 5-ти детей в месяц. Так вот, в одном
подмосковном интернате детиперестали умирать, когда за
ними стали ухаживать добровольцы из Красного креста.
Как ни странно, этот факт плохо отразился на карьере
директора интерната, т.к. прекратилось «движение детей»
- это такой специальный термин, означающий, что дети
умирают постоянно и их место занимают новые дети.
Директору досталось за то, что он не обеспечил свободных
мест для размещения новых воспитанников.
В украинских детдомах морят голодом детей-инвалидов, полагают эксперты
Автор: Дэниэл Фогго и Мартин Фоли | The Sunday Times


В детском доме в городе Торез содержится около 100 детей с хроническими заболеваниями и инвалидностью, причем около 12 детей в год умирает, пишет The Sunday Times. 10-летний Анатолий, страдающий детским церебральным параличом, весит не более 6,5 кг, рассказывают корреспонденты Дэниэл Фогго и Мартин Фоли. Его следовало бы кормить высококалорийным детским питанием, но оно стоит дорого, пояснила нянечка Светлана. Так что теперь Анатолий находится при смерти. "У сотрудников детдома большая нагрузка, и часто они не могут оказать детям с ДЦП всю необходимую помощь при кормлении. В тяжелых случаях, возможно, необходимо кормление через зонд", - говорится в статье.

"Я видела, как в Торезе кормят детей. Они тратят секунд тридцать на то, чтобы засунуть ребенку в рот какую-то жидкую смесь; смесь выливается изо рта, а они переключаются на следующего ребенка", - поведала в интервью Тереза Филлмон, руководительница американской благотворительной организации, которая помогает украинским детдомам.

Директор детдома Александр Васякин отрицает, что дети голодают: "Они больны, ввиду своего состояния их организм неправильно переваривает пищу. Мы пытаемся привлечь Nestlé и другие американские фирмы, чтобы они снабжали нас продуктами, которые лучше усваиваются".

Со своей стороны, медсестра Джо-Энн Валансола и диетолог Кристина Хеглунд, посещавшие детдом в Торезе, тоже считают, что дети страдают от недоедания. У детей большие животы, но тонкие руки и ноги, пояснила Валансола. Филлмон называет Торезский детдом худшим, который видела в Украине.

"Недавно Украина вновь выразила желание вступить в ЕС, который призывает ее продемонстрировать свою готовность к членству путем отстаивания прав человека. Откровения о жизни в детдоме в Торезе заставляют усомниться, что Украина действительно привержена этой цели", - говорится в статье.

Всего на Украине 55 детдомов для детей-инвалидов. Недоедание - не единственная проблема. "Три бывших воспитанника рассказали, что подвергались издевательствам со стороны сотрудников других подобных учреждений", - говорится в статье. Так, 20-летний Максим Мелецкий говорит, что в детдоме на юго-востоке страны, куда его перевели в возрасте 15 лет, сотрудники обкрадывали детей, а избиения были обычным явлением.

"Не все дети в детдомах для инвалидов серьезно больны: некоторых отправляют туда, так как у них всего лишь астма, волчья пасть или невусы. Филлмон сказала, что все остальные детдома, которые она посетила, "содержатся в прекрасном состоянии милосердными людьми". Но тревоги в связи с работой некоторых учреждений для инвалидов стали толчком к правительственному расследованию, цель которого - искоренить коррупцию в этой системе", - говорится в статье.

Наталья Варпейченко Торезский интернат для детей инвалидов - Форум Сириус - Торез
Наталья Варпейченко
«Детский дом в Торезе - могильник для людей » - донецкие правозащитники
Автор: Ольга Доровских, Радио Свобода


27-летняя Наталья Варпейченко провела в Торезском детдоме почти всю свою жизнь. Вполне здоровый ребенок попал сюда по ошибке медиков, приписали ей умственную болезнь. Способную девушку заметила правозащитная организация из Макеевки «Мартин клуб». А через полтора года судебных перипетий Натальи вернули «дееспособность» и освободили на свободу. Сейчас, в свои 27, она только начинает учиться в школе. О жизни в Торезском интернате вспоминает с ужасом.
«Я на все это закрывала глаза - эти дети никому не нужны. Я бы хотела, чтобы там навели порядки. Потому очень жаль этих детей. Кормили очень плохо. Кормили, когда комиссия, хорошо, а когда комиссии не было - кормили кое-как», - рассказала Наталья.

Торезский детдом всегда был закрытым заведением, говорит председатель организации «Мартин клуб» Виктория Федотова. В «голодные» 90-е жизнь здесь было так же голодным. Из 350 воспитанников детдома, среди которых - дети, прикованные к постели, в год умирало примерно 50. Причиной высокой смертности правозащитник считает недостаточный уход и систематическое недоедание.

«Директор говорил, что это диагнозы и т.д., но по нашим наблюдениям лежачие дети умирали просто от голода. Мы приезжали на Рождество и втихую заходили. Потому что мы привозили гуманитарную помощь, нас пускали. Дети говорят, что то, что они съедали при нас - то им и доставалось», - вспоминает Виктория Федотова.

У сирот забрали пенсии

Правозащитница назвала Торезский детский дом «могильщиком, куда сбрасывают людей». Потому, что недостаточный уход и недоедание - не единственные нарушения прав детей с ограниченными возможностями. Несколько лет назад директор заведения Александр Васякин в суде добился того, чтобы лишить дееспособности большинство взрослых воспитанников интерната. С тех пор их пенсии поступают на счет организации, с чем воспитанники не согласны. На требования выдать деньги директор не реагирует, рассказала Наталья Варпейченко, которая только недавно освободилась из интерната.

В комментарии Радио Свобода Александр Васякин отметил, что таким образом заботится о детях. «Абсолютно всего нам хватает. Натуральные нормы выполнены на 89%, а в в январе - на 93%. 55 детей едят самостоятельно, 20 - с ложечки », - отметил директор.

На сегодня в интернате находится 80 детей. По наблюдениям американской миссии, неспособные самостоятельно питаться дети просто пухнут от голода. Впрочем директор опровергает упреки. По его мнению, критика интерната со стороны западной прессы спровоцирована желанием иностранцев усыновлять детей.



Репортаж ТРК Юнион




Старший пользователь
****




Председатель Донецкой облгосадминистрации Анатолий Близнюк отдал срочное распоряжение по созданию оперативной рабочей группы, которая включает представителей всех структурных подразделений, ответственных за контроль за деятельностью такого типа заведений.

Рабочая группа должна объективно и оперативно выяснить достоверность фактов, описанных в статье британской газеты The Sunday Times.

Первыми отчиталась о проведенной проверке прокуратура Донецкой области. В тексте докладной говорится: «Согласно результатов проверки выяснено: все воспитанники детского отделения Торезского психоневрологического интерната (81 ребенок) находятся на полном государственном обеспечении...

... По свидетельству проверок в интернате созданы необходимые санитарно-гигиенические условия для воспитания и пребывания детей. Оборудованы необходимые помещения: спальные комнаты, игровые, комната для занятий, умывальные, туалеты, комнаты отдыха. Все маленькие воспитанники обеспечены нательным бельем, верхней одеждой, обувью.

http://donetskie.com

Интересно, когда этот детдом станет камнем преткновения на пути Украины в ЕС, кого послушают донецких прокуроров, или британских журналистов?

А может быть зальют бетоном этот детдом? - Нет детдома - нат проблем, это по нашему!

Старший пользователь
****




За публикацию о Торезском интернате уволили журналистку газеты Жизнь

В Донецке уволили журналистку, которая обнародовала в областной коммунальной газете "Жизнь" материал о нарушениях в Торезском интернате для детей-инвалидов, - сообщает Gazeta.ua, цитируя координатора правозащитного центра "Поступ" Константина Реуцкого.

По его словам, Елена Довженко, корреспондентка отдела "Политика" газеты "Жизнь", принадлежащей Донецкой облгосадминистрации и облсовету, была уволена с работы сразу после выхода ее публикации "В детдоме умирают от голода".

В статье говорилось о злоупотреблениях администрации Торезского интерната для детей-инвалидов. Правозащитник связывает это увольнение с публикацией материала.

"О попытке донецких чиновников скрыть проблему свидетельствует и то, что материал Елены Довженко сразу же был снят с сайта газеты "Жизнь", - отметил Константин Реуцкий - Пока нам не удалось получить комментариев ни от самой Елены, ни от редакции газеты, хотя там подтвердили факт увольнения, но не смогли назвать причины".

По мнению правозащитника, редакция и собственник газеты грубо нарушили стандарты свободы слова, статью 34 Конституции Украины и часть 2 статьи 171 Уголовного Кодекса Украины: препятствование законной профессиональной деятельности журналиста - "преследование журналиста за "выполнение профессиональных обязанностей или за критику".

"Правозащитный центр" Поступ "обратился в прокуратуру Донецкой области с требованием проверить указанную информацию и принять необходимые меры реагирования", - сообщил Константин Реуцкий.

По информации ОстроВа на пресс-конференции 15 февраля председатель Донецкой облгосадминистрации Анатолий Близнюк действительно высказал некое возмущение по поводу появившейся в газете "Жизнь" статьи Елены Довженко.

По поводу этой публикации Близнюк произнес тираду, которую ОстроВ приводит без купюр.

Цитата
«Когда главный редактор «Жизни» написал скандал, я его позвал и говорю:
«Слышишь, вот ты ж видел, «Комсомолка» печатает, как корреспондент пошла, работала там в вагоне-ресторане или где-то там официанткой, еще где-то там, да?

Ну, я, правда, ему сказал так, что, по-моему, у него до сих пор руки трусятся. И пусть трусятся. Я ему сказал:
- езжай туда вместе со своим корреспондентом в этот интернат и сутки хотя бы – я тебя не могу заставить -, но если ты действительно честный корреспондент, чистый, добрый человек, езжай! И сутки поухаживай за этими детьми! Ребенку 9 лет - 6, 5 кг веса. Питаться сам не может, передвигаться не может, все, что туда – то назад. Я это, вот как говорят, голая правда.

Забрали полгода назад у мамы с папой, которые кроме как пить водку, ничего не умеют, забрали! За это время ребенок там, ну на 700 граммов поправился. В 9 лет - 6,5 кг! 80% детей, которые там, имеют родителей. Это беда! Это, ну, как вам, ну вот, достучаться? Я не знаю. Если у нас есть, ну там, я знаю, Бубка, Соловьяненко, мы уважаем их и говорим, что мы этому радуемся, что у нас есть такие земляки, Прокофьев и прочие. А тут у нас вообще…

Мы к этому еще и не доходили. Поэтому я думаю, раз вы задаете такие вопросы, у нас есть шанс на то, что вы возьмете кто-то одно журналистское расследование и проведете его от начала и до конца. В интернате поменяете вместе, ну, если хотите, меня приглашайте, я ж не могу так, подгузники, кормите этих детей, увидите реальную жизнь. Давайте увидим того, который пьяным сбил столб и давайте пройдем – какие убытки от этого, как их посчитать и людям сказать, что, люди добрые, не будем равнодушными, не будем в этом случае толерантными, терпимыми, надо называть вещи своими именами. Мы это будем делать».
В Донецке уволили журналистку за правду о Торезском интернате?

"Они меня довели. Звонили по телефону — главный редактор Шишкин и его заместитель Лавриненко. Целый день меня накручивали. Елена Петряева хотела меня увидеть, поскольку я вроде не так написала. В понедельник меня довели до такого состояния, что я просто собрала вещи и ушла", - говорит Довженко в интервью Радио Свобода.

Коллеги Довженко подтверждают, что руководители газеты Жизнь неоднократно позволяла себе оскорблять журналистов за материалы, которые не обязательно отражают позицию власти. Всех, кто знает Довженко, удивляет причина увольнения — "непрофессионализм".

"Елена Довженко одна из лучших наших студентов. И не только потому, что она получила красный диплом, а потому, что училась очень сосредоточенно и ответственно. Елена хорошо знает, что такое объективность, журналистские требования. Я не могу поверить, что она нарушила стандарты. Она молода, но взвешенный человек", - цитирует Радио Свобода преподавателя Донецкого национального университета Ирину Черниченко.

Руководство газеты Жизнь в категорической форме отказалось официально комментировать ситуацию. Между тем заместитель главного редактора Жанна Лавриненко сказала, что Довженко ушла из газеты из-за проблем со здоровьем. Лавриненко опровергает обвинения в "принудительном увольнении".

За материал о злоупотреблениях в Торезском интернате перед председателем Донецкой облгосадминистрации пришлось отвечать и главному редактору газеты "Жизнь Дмитрию Шишкину, которого глава области Анатолий Близнюк вызвал к себе на "мужской разговор". Как потом рассказал сам глава облгосадминистрации, после этого разговора у редактора "до сих пор руки трясутся".

Обратили внимание, что в вышеупомянутом потоке сознания как раз по поводу редактора областной газеты есть вполне отчетливая адресная реплика?

По словам уволенной Довженко, в день выхода публикации Анатолий Близнюк также пригрозил уволить начальницу отдела пресс-службы Донецкой ОГА Екатерину Печерскую. Сейчас Печерская находится в отпуске, впрочем, об увольнении ей уже сообщили.

Сразу после увольнения журналистки в следующем издании газета Жизнь опубликовала другую статью об оперативной реакции руководителя облгосадминистрации Анатолия Близнюка на сообщения в СМИ о Торезском интернате и опровержения заявлений о злоупотреблениях в доме для детей-инвалидов.

Смех заключается в то, что не будь публикации в зарубежной прессе по поводу этого интерната, чью перепечатку Говорит Донецк опубликовал еще 10 февраля не сильно-то и торопясь, не было бы и всей этой кучи малы, никто бы никакого внимания не обратил на голодающих детей интерната в Торезе. Ни губернатор, ни журналисты.

Хотите прогноз? Прокуратура, как и в прошлый раз, когда девять человек накатали письмо о препятствиях деятельности на выборах ректора ДонНУ, не найдет никаких нарушений.

Если даже видео и показания девяти очевидцев не берутся во внимание, то чего будут стоить показания какой-то девочки? Тем более, что завтра она же сама перед камерой скорее всего и скажет о том, что ушла "по собственному".

Ну, и к тому, что собственник имеет право нанимать/увольнять по своему желанию и разумению нужно привыкать. Чай не в Совдепии живем.

http://gazeta.ua

There are contradictory reports about the Torez Orphanage for children and young adults with special needs, and the impact of recent media reports alleging shocking conditions in an institutions housing very vulnerable children. They need more than a shocking article or two.

The human rights organization Postup (Progress) has reported the dismissal of a Donetsk journalist working for a municipal newspaper for material about alleged infringements in the Torez Orphanage for Children with Special Needs

According to the information received, Olena Dovzhenko’s dismissal was directly linked with the publication of her article entitled “They’re starving to death in the orphanage”.  Postup writes that confirmation is seen in the fact that the material has been removed from the website of the publication “Zhyttya” [“Life”].  Postup has demanded an explanation from the Prosecutor’s Office.

So what is going on at the Orphanage?

On 13 February the UK based Sunday Times apparently published shocking photos of the Torez Orphanage in the Donetsk region in an article also claiming that children were seriously malnourished.  There is no free access to this material, so most Ukrainians learned of it through material posted on a service monitoring the foreign media Inopressa.  This, however, quoted also an article apparently in response to the first by Martin Nunn and Martin Foley (“Orphanage children unprotected from abuse, neglect”).  The claims directly aimed at one specific orphanage with children and young adults in need of protection remained largely unaddressed.

More or less coinciding with the report of Olena Dovzhenko’s dismissal came a report on the website “Torez Alternative” which seems to be quoting the Sunday Times, but without a URL.

This report is entitled: Ukraine stung into inquiry over ‘starving’ orphans and states:

“An investigation is launched into one of the Ukraine's worst orphanages after The Sunday Times publishes images of starving children

An inquiry has been launched into a Ukrainian orphanage accused of being among the worst in the country after "starving” children were discovered there.

The investigation into Torez orphanage for invalids was opened by the state prosecutor of Donetsk region after The Sunday Times published photographs of shrunken children who, western medical experts said, appeared to be suffering from malnutrition.


Among the children at Torez, one boy, Anatoly, weighed the same as a toddler despite being nearly 11 years old. Another, Maxim, 7, was a similar size.

A spokesman for the prosecutor said experts had been sent to inspect the orphanage. "Once these specialists provide their findings, we will then be able to make a legal assessment for further action,” he said.

The director of a charity that gives aid to the orphanage said she had been shocked by the condition of some of the children and did not believe they were being adequately fed.

Teresa Fillmon, director of His Kids Too!, an American-based charity, said: "I’m pleased to see that someone is looking into this situation, as it has been a concern of ours for many years.” Fillmon spoke out after seeing children deteriorate and die in an institution said to have an annual death rate of about 12%.

Photographs taken by Fillmon of a boy named Artum over several years chart his decline, including his leg being broken in circumstances that were unclear to her. When she last saw him more than two years ago, she said, his body resembled a skeleton.

She said: "When he arrived he could walk and sit up but at the end he was so frail. Eventually he wasn’t there any more and they told me he died. I asked why, but they just shrugged their shoulders and said, ‘Children die; they get sick and die’.”

Young people who have left Torez have subsequently grown greatly in weight. Sasha was so small at the age of 19 — he weighed slightly more than 2½ stone — that he was transferred to another orphanage in a cardboard box. Seven years later he has nearly doubled his bodyweight and can now walk.

Many of the approximately 100 children at Torez have cerebral palsy, which can lead to feeding difficulties. In severe cases a child may need to be fed specialist preparations by tube.

Staff indicated that there were insufficient funds to buy the necessary foods for these children, although the orphanage’s director, Alexander Vasyakin, denied any of the youngsters were starving.

Whistleblowers and campaigners say staff at some institutions siphon off funds intended for the children. A government inquiry has begun.

Natasha Gorpinchenko, 29, an adult resident at Torez until last year, said the food was poor.

Elena Gorgadse of Martin-Club, a civil rights group, agreed with the criticisms of Torez. "Unfortunately, we feel there’s now likely to be a cover-up by the authorities,” she said.

Автор темы
Cake Team
*****




Похоже это традиция издеваться на детьми в Торезе.

Прислали на support@sirius.org.ru

Цитата
В г.Торез Донецкой живёт Повещенко Наталья Михайловна, бывшая воспитательница детсада №17 при шахте Донецкая.

Моя мама когда была в том садике неоднократно была избита этой фашисткой. Кого она не взлюбит, то во время тихого часа, когда нянечка тоже отлучается, она заводила ребёнка в туалет и била шваброй по голове, если терял сознание, то тыкала головой в унитаз и поливала водой. , при этом она хохотала.У моей мамы поломаны 2 ребра с того времени, частые головные боли.

Многие дети прошли через такое, но молчали, она умела запугать. У неё была дочь, наверно сейчас внуки читают эти строки. Бог всё это видел и даст ей, что она заслужила.

Cake Team
****




г. Торез в очередной раз "прославился"

Старший пользователь
****




Елена Довженко
Елена Довженко - Торезский интернат для детей инвалидов - Форум Сириус - Торез
Не хочу досужих вымыслов, а правду вы можете услышать только от меня. Я тот самый журналист из Донецка, которая написала о детях-инвалидах из Тореза и впоследствии ушла с работы. Меня не увольняли, но моральное давление присутствовало. О сложившейся ситуации пишут очень многие и некоторые, к сожалению, искажают правду. Люди воспринимают это по-разному. Кто-то говорит, что я молодая неопытная дурёха, не сумевшая предвидеть последствий такой публикации, другие упрекают меня в дешевом пиаре. Я убеждена, что исполняла свой профессиональный долг и за это же пострадала.
 
…Вся эта история закрутилась в четверг, 10 февраля. Как заведено в редакции газеты «Жизнь», я принесла на рассмотрение заместителю главного редактора Жанне Лавриненко темы в пятничный номер.

Из предложенных она оставила ту, в которой речь шла о проблеме детей в торезском интернате. Она же требовала от меня непременно выяснить, в чьем ведении находится это заведение и даже связала с представителем М. А. Р. Т. И. Н. - клуба. Все это обсуждалось при выпускающем редакторе и, в довершение, главный редактор Дмитрий Шишкин вычитывал уже сверстанную газету. Я понимала, к чему это все может привести, еще до того, как предложить тему к рассмотрению. Меня удивило, что всех все устраивает – не более того.

Перед уходом из редакции я предупредила секретаря, Ольгу Ляшенко, что меня в пятницу, 11 февраля,  не будет, так как иду на прием к врачу. Секретарь сказала, что приняла это к сведению и поставит в известность начальство. Попросила только известить об этом  заместителя редактора. Утром следующего рабочего дня я отправила на мобильный Жанне Лавриненко сообщение: «Меня сегодня не будет – иду на прием к гастроэнтерологу». Уже по пути в больницу мне позвонила секретарь и сказала, что мне непременно нужно приехать в редакцию. После того, как я ответила, что не могу приехать, Оля настоятельно просила «позвонить шефу». Только вот на мой звонок «шеф» не ответил.

Потом опять звонила секретарь с требованием связаться с «шефом», после нее Жанна Лавриненко потребовала приехать в редакцию и снова не объяснила причину. Потом я у врача отключила телефон, в это время мне звонил сам Дмитрий Шишкин, а когда я перезвонила, он снова не ответил.

Когда я связалась с коллегами из газеты, они объяснили мне, что причиной всему вроде бы стал мой материал о детях-инвалидах из Тореза. И сообщили «новость из курилки»:  якобы Екатерину Печерскую, руководителя пресс-службы главы обладминистрации «ушли» из-за с разгоревшегося с утра скандала по Торезу.  Также я узнала о том, что утром заместитель губернатора Елена Петряева, Дмитрий Шишкин, Жанна Лавриненко и фотокорреспондент газеты Александр Коваленко поехали в торезский интернат.

Выходные, как вы понимаете, у меня были нервные, а в понедельник 14 февраля утром я пришла в редакцию к началу рабочего дня, чтобы сказать главному редактору, что так работать я больше не могу. Меня встретил фотокор с вопросом: «Тебе фотки в номер нужны будут?». И добавил: «Ну да, вряд ли. Петряева тебя в пятницу так хотела видеть: возмущалась непрофессионализмом «этой журналистки».

К Шишкину я до планерки попасть не смогла, а когда выходила из кабинета, столкнулась с ним. Ему я сказала, что в такой атмосфере больше работать не могу и из редакции ухожу. Попросила  секретаря подготовить мои документы и уехала из города.

В воскресенье днем мне позвонила бывшая сокурсница, собственный корреспондент радио «Свобода» в Донецке Ольга Доровских и попросила пояснить ситуацию с материалом о торезских детях, в частности, связано ли с ним мое увольнение из газеты. Я ей ответила, что я ушла после этой публикации и в связи с ней, но никто меня не увольнял. Рассказала, как разворачивались все события, упомянула, что коллеги мне говорили, якобы, и Екатерину Печерскую уволили.

На следующий день в информации радио «Свобода» появилось, что с моих слов Екатерину Печерскую уволили из-за этой истории.

Почему я снова возвращаюсь к Печерской? Не потому что меня волнует её судьба, дело в её угрозе подать на меня в суд, цитирую ее звонок: «Привет, дорогая. Скажи мне, пожалуйста, а шо ты там натворила в Интернете? Ты знаешь, что у меня проблемы из-за тебя? Я на тебя в суд буду подавать. Пиши опровержение, разговаривай с прессой по поводу того, что по твоим словам Близнюк пригрозил уволить начальницу пресс-службы… Я очень злая на это и Анатолий Михалыч как бы тоже».

Так вот, Екатерина Печерская, приношу вам свои извинения и констатирую, что информация о вашем увольнении не правдива. Пусть ваша работа вам и дальше приносит радость.

Моя мне радости не приносила, как и многим другим журналистам этого издания. Почему я пошла работать в эту газету? В регионах по нашей специальности вакансий не много. В 2010 году я получила степень магистра по журналистике, но в «Жизнь» пришла раньше: в конце февраля. До  этого уже работала по профессии – правда, за зарплату в конверте. (это, кстати, к прокуратуре вопрос и ответ мы получим, обещаю, правда, Яна? - ред.)

Дмитрий Шишкин тоже не спешил оформить меня как штатную единицу – для начала предложил заключить трудовое соглашение и обещал запись в трудовой книжке (что не выполнил). А когда я звонила брать комментарии и интервью, Жанна Лавриненко говорила, что представляться я должна как редактор отдела «Политика» - а это штатная должность. Испытательный срок затянулся на месяцы.

Да, это мой промах, я не знала своих прав. Но в этой ситуации меня возмущают заявления руководства редакции вроде этого: «В то же время, как сообщил КИДу главный редактор газеты "Жизнь" Дмитрий Шишкин, "журналиста никто не увольнял, она до сих пор ходит с удостоверением газеты "Жизнь", заявление она не писала. А с 10 февраля, как только она сдала материал, в редакции её больше никто не видел. Правда, говорят, что она заходила в понедельник 14-го, увидела журналистов и покинула здание редакции. На связь она не выходила". Может, конечно, память человека подводит… Только вот в моем трудовом соглашении говорится, что оно считается расторгнутым с момента моего невыполнения заданий редакции. Да и к тому же в феврале мы и соглашения с Шишкиным не подписывали – ведь его мне не в начале месяца, как положено, приносили, а в конце…

Что касается материала о несчастных детях из торезского интерната, я рада, что вместе с коллегами, писавшими об этом, смогла обратить внимание на проблему. Главное, чтобы ребятам действительно оказали помощь.

Сегодня я благодарна всем журналистам, которые меня  морально поддерживают. Благодарна тем людям, которые меня учили, что журналист это тот, кто говорит правду и стремится быть максимально объективным, кто указывает обществу и государству на его проблемы. Я всегда старалась быть беспристрастной и хоть какую-то пользу людям приносить своей работой. Чему меня научила эта история? Тому, что все может быть лучше, честнее, справедливее…  хотя, я и получила нервный срыв и острый приступ гастрита.

Давайте не будем лицемерами. Можем мы сегодня говорить о свободе слова и мнения, соблюдении закона и заботе о молодежи или лучше об этом всем промолчать? Ответьте сами себе на этот вопрос и, пожалуйста, будьте честными!


Цього тижня з’явилися повідомлення засобів масової інформації про звільнення журналістки Олени Довженко з редакції газети «Жизнь», яке сталося через матеріал, присвячений важким умовам перебування психічно хворих дітей у Торезі. Попри численні заяви ЗМІ, лише зараз ми отримали матеріал особисто від Олени Довженко, в якому вона пояснює події, пов’язані з її відмовою від роботи в редакції та тим психологічним та адміністративним тиском, який був на неї здійснений.

В додатку до матеріалу знаходиться трудова угода, яка є яскравим доказом слів журналістки Олени Довженко. Даний матеріал надійшов до редакції сьогодні. Редакція Порталу неполітичних новин NGO.DONETSK.UA висловлює солідарність з журналісткою Оленою Довженко і закликає журналістські та правозахисні спільноти поширити цю інформацію і по можливості, зробити важливі висновки про стан свободи слова в Донецьку.

Через те, що не хочу більше чути чиїхось недолугих вигадок про себе, вимушена розказати всю правду про події. Я є та сама донецька журналістка, яка написала про дітей-інвалідів з Тореза і згодом пішла з роботи. Мене не звільняли, але моральний тиск був присутній. Про ситуацію, що склалася, пишуть дуже багато, і деякі, на жаль, спотворюють правду. Люди сприймають це по-різному. Хтось говорить, що я молода недосвідчена дурепа, що не зуміла передбачати наслідків такої публікації, інші звинувачують мене у гонитві за дешевим піаром. І те й інше не відповідає дійсності.

... Вся ця історія розпочалася в четвер, 10 лютого. Як завжди, я принесла на розгляд заступникові головного редактора газети «Жизнь» Жанні Лавріненко теми до наступного номеру. Із запропонованих тем вона, на мій великий подив, залишила лише ту, в якій йшлося про проблему дітей в торезському інтернаті. Вона ж вимагала від мене неодмінно з'ясувати, під чиїм контролем знаходиться цей заклад і навіть з представником “М.АРТ.ІН-Клубу” мене зв'язала саме вона.

Свідком цієї розмови був також і випускаючий редактор і, на довершення, головний редактор газети Дмитро Шишкин, який вичитував газету, що вже була зверстана. Я розуміла, до чого це все може привести ще до того, як запропонували тему до розгляду, про що думали інші – не знаю. Мене здивувало, що всіх все влаштовує – не більше того.  Перед виходом з редакції я попередила секретаря, що мене в п'ятницю не буде, оскільки йду на прийом до лікарки.

Секретар мені сказала, що вона прийняла це до уваги і повідомить керівництво. Попросила лише заступника редактора вранці про це сповістити. На початку наступного робочого дня я відправила на мобільний Жанні Лавріненко повідомлення з текстом: «Мене сьогодні не буде – йду на прийом до гастроентеролога». Вже по дорозі в лікарню мені подзвонила секретар Ольга Ляшенко, вибачилася, що відволікає і сказала, що мені неодмінно потрібно приїхати в редакцію: «Тут все дуже серйозно», - тремтячим схвильованим голосом повідомила вона.  

Після того, як я відповіла, що не можу приїхати, Оля рекомендувала мені «зателефонувати шефові». Лише ось на мій дзвінок «шеф» не відповів. Потім знову дзвонила секретар з вимогою зв'язатися з «шефом», після неї Жанна Лавріненко з вимогою приїхати в редакцію і без пояснення причин. Потім я з потреби відключила телефон, в цей час дзвонив і сам Дмитро Шишкин, коли я передзвонила, він знову не відповів. Ніхто мені нічого не пояснював.

Вирішивши хоч щось з′ясувати, я зателефонувала колегам-журналістам з газети, які пояснили мені, що причиною всьому, начебто, став мій матеріал про дітей-інвалідів з Тореза. Ще пізніше колеги мені розповіли новину з «курилки»: нібито, Катерину Печерську, керівника прес-служби губернатора «поперли». Відповіді на питання “Чому?”, ніхто не знав, але зв'язували це, звичайно, із скандалом, що розгорівся зранку, з приводу Торезу.  

Також журналісти говорили про те, що в п'ятницю зранку заступник губернатора Близнюка Олена Петряєва, Дмитро Шишкин, Жанна Лавріненко і фотокореспондент газети Олександр Коваленко поїхали в цей інтернат. Вихідні, як ви розумієте, у мене були нервові, а в понеділок вранці я прийшла в редакцію на початку робочого дня, тобто о 8 ранку, з метою поговорити з головним редактором про проблему і сказати йому, що так працювати я не можу.

Оскільки керівництво о 8 ранку приходило не часто, у мене був час чекати і думати. До мене в кабінет зайшов привітатися фотокор з питанням: «Тобі фотки в номер потрібні будуть?». На мою негативну відповідь Олександр відповів: «Ну так, у тебе ще довго нічого не буде. Петряєва тебе в п'ятницю так хотіла бачити, обурювалася непрофесіоналізму «цієї журналістки»». Після цієї розмови я пішла до секретаря дізнатися, чи можу я поспілкуватися із головним редактором.  

Вона сказала, що він так і не прийшов. Коли Шишкин нарешті з'явився в редакції, і я знову звернулася до Олі з проханням доповісти про мене, вона відповіла, що «у нього Жанна Георгіївна» – потрібно чекати. Чекала я хвилин 40, періодично напрошуючись на аудієнцію – і нічого. Але ось Оля увійшла до кабінету і всіх журналістів сповістила про планерку, яка ніби вже почалася. На моє питання: «А як же я?» секретар відповіла: «Після, йди на планерку».  На планерку я не пішла – просто одягнулася, зібрала свої папери. Виходячи з кабінету, зіткнулася з Шишкиним, який ніби нічого не розуміючи запитав, у чому справа.

Я відповіла, що в такій атмосфері, яка утворилася з п’ятниці, працювати не можу і з редакції я йду - лише хотіла зробити все по-людськи, а не так, як це виходить. Він повернувся і пішов до свого кабінету. Я ж підійшла до секретаря і попросила її підготувати документи, якщо я на такі маю право, і подзвонити, коли все буде готово. «Добре. Ти ж на зв'язку, якщо що?», - запитала вона. Я відповіла ствердно і пішла.

Через день я виїхала з міста. Повернулася в п'ятницю. За весь цей час з редакції газети мені ніхто не дзвонив. В неділю вдень мені подзвонила колишня однокурсниця, власний кореспондент радіо «Свобода» в Донецьку Ольга Доровських і попросила розповісти про ситуацію з матеріалом про торезських дітей.

Звісно, я не зрозуміла, про що йде мова. Оля запитала, чи зв'язано моє звільнення з газети з тією публікацією. Я їй відповіла, що я пішла після цієї публікації і у зв'язку з нею, але ніхто мене не звільняв. Розповіла, як розгорталися всі події, про те, що колеги мені говорили, нібито і Печерську Катерину звільнили.

«Може теж у зв'язку з цим», - здогадувалася я. Тут Оля мені говорить: «А ти не знаєш, що про тебе в інтернеті хвиля пішла?». Я не знала. Дізналаcя, лише закінчивши з нею говорити і, вперше за минулий тиждень, потрапивши в інтернет. Хто розповсюдив цю інформацію я не уявляю. Наступного дня в мережі з'явилася ще також інформація радіо «Свобода», де Оля згадала і про те, що з моїх слів Катерину Печерську звільнили через цю історію. Правда, формулювання було не моє і про те, що це все-таки чутки, про які їй говорила не лише я, Оля, на жаль, не згадала.  

Чому пишу про якусь Печерську так детально? Не тому, звичайно, що мене хвилює її доля. Просто ця людина зателефонувала саме мені у вівторок із криками і погрозою подати до суду, дозволяла собі фамільярність у спілкуванні. «Привет, дорогая. Скажи мне пожалуйста, а шо ты там натворила в интернете? Ты знаешь, что у меня проблемы из-за тебя. Я на тебя в суд буду подавать. Пиши опровержение, разговоривай с прессой по поводу того, что по твоим словам Близнюк пригрозил уволить начальницу пресс-службы… Я очень злая на это, и Анатолий Михалыч как бы тоже».

Так от, Катерина Печерська, приношу вам свої вибачення від свого імені і мою позицію, думаю, розділяють всі, хто дозволив собі навіть ім’я ваше без дозволу згадати, і  констатую: інформація про ваше звільнення чи то погрози вам звільненням не правдива. Хай ваша робота вам і далі приносить радість. А я завдяки вам зараз лікуюся від нервової хвороби – адже криз зі мною стався саме після вашого дзвінка, хамського ставлення до мене як до співрозмовника і погрози.

Моя робота до речі мені радості не приносила, як і багатьом іншим журналістам газети «Жизнь». Чому я пішла працювати в цю газету? Журналісти  в регіонах знають, що з роботою в нашій спеціальності якось не дуже. У липні 2010 року я отримала ступінь магістра по журналістиці, але в «Жизнь» прийшла раніше – в кінці лютого того року. Дмитро Шишкин не квапився оформити мене як штатну одиницю – спершу запропонував укласти трудову угоду, в якій говорилося, що штатним працівником видання я не є, проте працювати я повинна була саме як «штатник» – з 8.00 до 17.00 в редакції і часто без перерви. А коли я дзвонила брати коментарі й інтерв'ю, Жанна Лавріненко говорила, що представлятися я повинна як редактор відділу «Політика». Ось так! Йшли місяці. Випробувальний термін затягнувся. В кінці кожного місяця мені секретар приносила договір на підпис  - інколи не приносила. На таких умовах в редакції працювали 3 журналісти з 7. Двоє і зараз так працюють. Дехто з нинішніх штатних журналістів теж спочатку рік ось так гарував.

Торезский интернат для детей-инвалидов

Так, це моя помилка, я не змогла захистити своїх прав як громадянин і журналіст. Я визнаю свої помилки і власну недалекоглядність і вибачаю цих людей, які поводяться непорядно по відношенню до журналістів. Але тим більше мене дивують зараз заяви керівництва редакції на зразок цього: «В то же время, как сообщил КИДу главный редактор газеты "Жизнь" Дмитрий Шишкин, "журналиста никто не увольнял, она до сих пор ходит с удостоверением газеты "Жизнь", заявление она не писала. А с 10 февраля, как только она сдала материал, в редакции её больше никто не видел. Правда, говорят, что она заходила в понедельник 14-го, увидела журналистов и покинула здание редакции. На связь она не выходила". Як же можна так брехати? Може, звичайно, пам'ять людині зраджує? Лише ось в моїй трудовій угоді йдеться, що вона вважається розірваною з моменту мого невиконання завдань редакції. Та і до того ж, в лютому ми угоди з Шишкиним не підписували – адже її мені не на початку місяця, як годиться, приносили, а в кінці.

І ще, атмосфера в колективі газети «Жизнь» дуже негативна – присутні образи журналістів з боку керівництва, неналежна поведінка керівництва. Що стосується матеріалу про нещасних дітей з Тореза, я щаслива, що разом з колегами-журналістами, які написали про це, змогла звернути увагу на проблему. Головне, щоб малим дійсно надали допомогу, а не просто поговорили про це на публіку. Сьогодні я вдячна всім журналістам, які мене підтримують. Вдячна тим людям, які мене навчали журналістиці. Мене вчили, що журналіст - це той, хто говорить правду і прагне бути максимально об'єктивним, хто вказує суспільству і державі на його проблеми. Я завжди намагалася бути об'єктивною і хоч якусь користь людям приносити своєю роботою. Результати бачите самі. Я не хочу читати і чути в свою адресу образи від людей, які зовсім мене не знають. Саме тому я і переказала всю цю історію. Що я від цієї історії отримала? Надію, що все може бути краще, чесніше, справедливіше, а ще я отримала нервовий зрив. Ось і вся історія.

Наша з вами дійсність така, якою ми її бачимо сьогодні. Давайте не будемо лицемірами. Можемо ми говорити про свободу слова і думки, дотримання закону і турботу про молодь або краще про це все промовчати? Дайте собі відповідь на це питання і, будь ласка, будьте чесними!

Старший пользователь
****




Донецкий губернатор: журналисты – разносчики ветрянки

Не успели утихнуть страсти вокруг Торезского интерната для детей-инвалидов по поводу обвинений персонала в том, что детей там морят голодом, как интернат снова в центре общественного внимания. На этот раз глава Донецкой обладминистрации А.Близнюк обвиняет журналистов в том, что они занесли в детское учреждение ветрянку.

Напомним, донецкие власти сами пригласили журналистов осуществить пресс-тур в интернат Тореза, чтобы они могли своими глазами увидеть, как там живут дети. За месяц там побывали представители более 20 СМИ, а также члены различных комиссий.

Сейчас пятеро воспитанников интерната находятся в больнице с ветрянкой, которая с их ослабленным здоровьем, опасна.

Губернатор не исключает, что вирус принес кто-то из журналистов, и призывает журналистов судьбу этих детей «взять на свою совесть».


Источник: likar.info

Старший пользователь
****




Тем временем в другой стороне света:




















Старший пользователь
****




И ещё новость появилась:

Директор Торезского интерната подменил больного ребенка на здорового

Максим - Торезский интернат для детей-инвалидов - Форум Сириус - Торез
Вот фото этого Максима. Фотография Sunday Times
Под видом ребенка, упомянутого в разоблачительной статье «The Sunday Times» о детском доме в Торезе, журналистам показали другого, который ест самостоятельно и не имеет проблем с питанием.

Об этом сообщила Елена Горгадзе-Кузнецова, PR-менеджер сети детских правозащитных центров.

«Общаясь с Терезой Филлмон в скайпе, я спросила почему говоря об истощении детей в Торезском интернате она привела в пример именно Толика и Максима. Она ответила, что им грозит голодная смерть и тогда я отправила фото того Максима, которого журналистам показал директор интерната Васякин, объясняя, что мальчик упитан, а госпожа Филлмон лжет. В ответ Тереза Филлмон прислала мне фото того Максима, о котором она тревожится. Максима, представленного Васякиным она тоже отлично знает, но это другой ребенок. У Терезы Филлмон есть сомнения насчет судьбы Толи и Максима, упомянутых в «The Sunday Times». Одного спрятали в больницу, а второго подменили и, насколько можно судить, обоих не видел никто», — рассказала PR-менеджер.

Напомним, в лондонской статье шла речь о 10-летнем Анатолии, страдающем детским церебральным параличом, вес которого не более 6,5 кг и еще об одном мальчике, который так же находится при смерти.

«Напротив Толика лежит семилетний Максим — настолько же истощенный, как и его сосед. Вены выделяются на его руке, которая обвилась вокруг горла, как будто он пытается задушить свои собственные страдания», — цитата из «The Sunday Times».

14 февраля Донецкая облгосадминистрация пригласила журналистов в показательный пресс-тур, целью которого было показать абсурдность обвинений, которые прозвучали в английском издании. Касательно Анатолия директор интерната Александр Васякин сообщил, что он находится в больнице, а в качестве Максима, который «хорошо кушает и не собирается на тот свет» Васякин представил мальчика, которого можно видеть на фото. Так же директор интерната признался, что уже в январе-феврале в интернате умерли два ребенка.

По мнению Донецкого губернатора Анатолия Близнюка Торезский интернат пострадал от несправедливой критики, все обвинения в адрес интернатского руководства он называет клеветой. Несмотря на то, что двое бывших воспитанников рассказали о применении к ним психотропных препаратов и физических наказаний.


Источник: http://tsn.ua/

Старший пользователь
****




Передача "Все свои" (Всі свої) (Эфир от 22 марта 2011 года)

Британская газета сделала сенсационное заявление. В доме интернате для инвалидов в г. Торез дети умирают от голода.
Их колят психотропными препаратами, не лечат и ни чему не учат. Они обречены вести жизнь растений.

Работники интерната заявляют что это ложь...

Страниц: 1
Печать
 
  • Как выбрать сапоги?
  • Симптомы раздраженного кишечника
  • Если потрескались губы?
  • Как помочь ребенку стать счастливее?
  • Кто покорил Космос?
  • Зачем ребенку смотреть телевизионные новости?



Карта сайта | iMode | WAP | WAP 2 | RSS
© Forum Cake, 2019