x

Русская национальная баня

Страниц: 1
Печать

Автор темы
Cake Team
*****





Русская национальная баня - В бане рождались, мылись, лечились, общались
Не многим традициям, известным с седой древности, довелось не только пережить века, но и остаться почти неизменными. Русская баня относится к их числу.

В бане мыться - заново родиться


«Коли б не баня, то все бы мы пропали», - так говорили на Руси, где посещение бани стало своеобразным культом. Встречая гостя, хозяин первым делом предлагал ему помыться и попариться. «Русские считают невозможным заключить дружбу, не пригласив в баню и не откушав затем за одним столом», - уверял курляндский купец Яков Рейтенфельс.

В бане мылись, в бане лечились, в бане общались. Но откуда появился у русских обычай париться в деревянных, специально для этого построенных избах?

Еще древнегреческий историк Геродот рассказывал, что скифы, жившие в Северном Причерноморье, пользовались баней, которая представляла собой шалаш. Из нескольких шестов скифы делали каркас, на который накидывали шкуры. В центре шалаша вырывали небольшую яму, в которую укладывали нагретые камни. Камни обрызгивали водой или кидали на них конопляное семя, дававшее такой пар, что, по словам Геродота, даже в эллинских парных не было ничего подобного.

Неправда ли, похоже на русскую баню? Только русские ставили срубы, которые называли мовницами или мыльнями. Даже когда пришло христианство, каждую субботу вся семья от мала до велика посвящала бане. «Помни день субботний: иди в баню!» - говорили крестьяне.

Хотя баня появилась на Руси в те времена, когда о христианстве еще никто не слышал. Языческая Русь поклонялась своим богам, чтила природу и старалась быть к ней как можно ближе. В бане же мы находим все четыре природных стихии: воздух, вода, огонь и земля. Приобщаясь к ним, человек очищал как тело, так и душу.

Самые первые бани топили «по-черному». После того как баня прогревалась, дым от открытой печи выпускали через дверь, частью он уходил через специальное отверстие в потолке. Такую баню нужно было «выдержать». И в «первый пар» никогда не шли, иначе можно было угореть.

На смену «черной» бане пришла банька, затопленная «по-белому». В таких банях уже складывалась каменка с дымоходом. В семьях, которые не могли себе позволить отдельно стоящей бани, мылись в печи. Затапливали ее, по-особенному обустраивали и мылись, соблюдая при этом меры предосторожности.

Вся жизнь наших далеких предков была связана с баней: в ней рождались, в нее же несли на последнее омовение. Всякий грех смывали, всякую хворь сгоняли.

Зло смытое в бане


В Древней Руси не верили в то, что смытое в бане волшебным образом исчезало. Физическая грязь, понятно, впитывалась в банный пол, а вот куда девалась, так сказать, грязь духовная? А ее, считали славяне, поглощал тот, кто обитал в бане: по поверьям, одно из самых злобных существ славянской мифологии - банник. Оттого и был банник злым, что впитывал все зло, смытое с человека.

Поэтому строили бани подальше от дома, насколько позволяли просторы двора. И ходить туда лишний раз остерегались. На то был банный день, в который соблюдали определенные правила, чтобы банника не рассердить. Он ведь мог многое натворить: на печь толкнуть, камнем раскаленным кинуть, подсунуть ковш с кипятком вместо холодной воды. Мог даже запарить до смерти. А чтобы этого не случилось, банника старались задобрить: закапывали под порогом задушенную черную курицу или приносили с собой угощение для банного хозяина.

Нельзя было ходить в «третий пар» (оставляли чистую воду да веник и ждали, пока сам банник с семьей помоется), нельзя было пить из чана для омовения. Позже появилось правило - снимать крест перед баней. Только роженица могла войти в баню с нательным крестом: и ей, и младенцу нужна была защита. Защита от все того же банника, гораздого на всякие пакости.

Баня - средство от болезней


Были, помимо задабривания злых духов, и другие банные традиции. Одна из них приводила в недоумение всех иностранцев. Конечно, речь идет о вениках.

Иноземным гостям, впервые столкнувшимся с невероятно странным, на их взгляд, обычаем, казалось, что это не что иное, как изощренная пытка. На которую вдобавок ходили добровольно! Однако ничто в русской бане не было случайным. Почти невыносимый для иностранца влажный жар распаривал тело, заставлял кровь бежать быстрее и выводил из организма накопившиеся токсины. А когда человека хлестали веником, листья делились с кожей полезными веществами.

Умение правильно заготавливать веники высоко ценилось. На Руси знали, что лучше всего подойдут нижние тонкие ветки с новыми листочками. Знали, когда следует срезать ветки и какое дерево выбрать. Березовый лист вберет в себя выступивший пот со всеми токсинами. Липа поможет при сезонных обострениях хронических заболеваний, прочистит бронхи. Дуб отдаст коже дубильные вещества, которыми богат. А можжевельник нужен для лечения болезней суставов, воспалений и кожных заболеваний. Делались веники и из рябиновых веток, из смородиновых, из пижмы, крапивы, мяты...

Таким образом баня помогала избавляться от физических хворей. С этой же целью в бане пили травяные настои. Ходить в баню с пивом - традиция современная, изначально же пить было принято только воду, квас и настои.

Немецкий путешественник XVIII века Айраман писал: «Ни в одной почти стране не найдешь, чтоб так ценили мытье, как в этой Москве». Помимо веников, иностранцев поражала еще одна русская банная традиция: совместное посещение бани мужчинами и женщинами. Европейцам эта традиция казалось жуткой и развратной. Голландец Ян Стрюйс, побывавший в России в XVII веке, возмущался: «Общественными банями пользуются мужчины и женщины, молодые и старые, без различия. Раздевшись догола, все входят в одну дверь, прикрывая иногда свой срам не чем иным, как пучками высушенных березовых веток».

Такое «непотребство» возмущало и православную церковь, и просвещенных монархов XVIII века. В конце концов Екатерина II запретила совместное посещение мужчинами и женщинами городских общественных бань. Впрочем, в деревнях бани были частными, и там никто не мог надзирать за нравственностью.

Из России в Европу

Камер-юнкер Берхгольц, находившийся при дворе Петра I, заметил после посещения русской бани: «Нашел, что она очень полезна, и положил себе наперед почаще прибегать к ней». «Чувствуешь себя как бы вновь рожденным», - признавал он.

Естественно, Берхгольц был не единственным иностранцем, ощутившим пользу русской бани. Петр I многое позаимствовал из Европы. Но и европейцы кое-что переняли у нас, в частности - баню.

В 1718 году Петр I, большой любитель бани, посетил Париж. Его сопровождали гренадеры. Царь построил для них баню на берегу Сены. Парижане с изумлением и ужасом наблюдали, как солдаты выбегали из бани и купались в реке. Высокопоставленный французский чиновник просил Петра, чтобы он запретил купание, иначе все солдаты помрут. Царь со смехом ответил, что солдаты станут только здоровее.

Французы убедились в его правоте и начале перенимать «варварский обычай». Только с небольшими поправками. Здоровый и выносливый русский человек мог вынести такой пар, от которого изнеженному французу становилось дурно, так что приходилось делать послабления в количестве пара, в температуре и времени нахождения в бане.

В 1813-1814 годах русская армия прошла по Европе, освобождая ее от Наполеона. После этого в европейских странах стали особенно активно строить бани по русскому образцу. Немецкий медик Михаэль Платен писал в конце XIX века: «Мы, немцы, пользуясь русской баней, очень редко вспоминаем, что этим шагом вперед в культурном развитии обязаны нашему восточному соседу».

Времена менялись. Сегодня, конечно, далеко не все посещают баню по субботам. И все же ни ванны, ни джакузи не искоренили нашу любовь к пару и венику.
Страниц: 1
Печать
 
  • Я, Он и мой Папа...
  • Гомоцистеин при беременности
  • Что такое Radio Data System (RDS)
  • Учения Юнга сегодня популярны
  • Польза позитивного мышления
  • Ускорение родов при затянувшейся беременности

Рекомендуемые темы
Тема Последнее сообщение
Копейка ВАЗ-2101 - русская классика | Гараж Последнее сообщение Пятница, 9 Дек, 2011 г., 01:12
от Otherside


Карта сайта | iMode | WAP | WAP 2 | RSS
© Forum Cake, 2019