x

Битва Адмирала Сушона

Страниц: 1
Печать

Автор темы
Старший пользователь
****





Битва Адмирала Сушона
Боевые действия на Черном море в Первую мировую войну по большому счету свелись к противостоянию русского флота с немецким линейным крейсером «Гебен». Внешне происходящее напоминало поединок пожилого богатыря с уступающим ему по силе, но более ловким и молодым противником. Впрочем, единственное полноценное столкновение противников у мыса Сарыч показало, что молодой боец не так уж и ловок.

С началом войны состоявшая всего из двух кораблей (новейшего линейного крейсера «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау») эскадра германского адмирала Вильгельма Сушона оказалась в отчаянном положении.

Как «Гебен» стал «Селимом»


Средиземное море было буквально нашпиговано военными кораблями Великобритании и Франции, и, чтобы не стать их легкой добычей, немецкие крейсера удалились в формально нейтральную Турцию, правительство которой уже подписало с Берлином тайное соглашение о военном союзе.

Далее последовал изящный дипломатический финт. Вместо интернирования оба корабля с экипажами были зачислены в состав флота Османской империи, пройдя только формальное переименование. Гебен стал «Султаном Селимом Грозным» («Явуз султан Селим»), а выступавший у него на подхвате «Бреслау» перекрестился в «Пони» («Мидилли»).

Почти три месяца Турция созревала до того, чтобы объявить войну Антанте, и 29 октября 1914 года перчатка была брошена. «Гебен» обстрелял Севастополь, потопив на обратном пути минный заградитель «Прут» и эсминец «Лейтенант Пущин».

Произошедшие события наглядно продемонстрировали возможности более современного (спущенного на воду в 1912 году) «Гебена» с его сильным артиллерийским вооружением и впечатляющей скоростью, в полтора раза превосходившей скорость самых быстрых русских броненосцев.

Исходя из этого, командующий Черноморским флотом адмирал Андрей Эбергард пришел к очевидному выводу: водить броненосцы стоит только группой, поскольку в одиночку ни один из них с вражеским флагманом не справится.

Между тем общественное мнение требовало реванша за практически безнаказанное нападение на Севастополь, и 15 ноября 1914 года главные силы Черноморского флота отправились к берегам Анатолии громить морские коммуникации неприятеля.

Броненосцы обстреляли Трапезунд, а минные заградители «Константин» и «Ксения» выставили мины вдоль побережья, на маршруте по которому обычно перевозился уголь с копей Зонгудлака. Узнав об этом, «Гебен» и «Бреслау» 17 ноября покинули Босфор и двинулись к Крыму на перехват русской эскадры.

Получив из Севастополя радиограмму о выходе немцев, Эбергард не собирался увиливать от боя, но из-за нехватки топлива не собирался и сам искать неприятеля.

То «рано», то «поздно»


На финальном этапе своего рейда русские корабли двигались походным порядком. Костяк эскадры составляли пять броненосцев («Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три Святителя» и «Ростислав»), выстроившиеся в кильватерную колонну. Три крейсера («Алмаз», «Память Меркурия» и «Азов») двигались на расстоянии трех миль впереди, развернувшись фронтом. Арьергард составляли восемь миноносцев, идущих в двух кильватерных колоннах.

После катастрофического Цусимского сражения в русские морские уставы были внесены серьезные изменения, одно из которых касалось разграничения функций командующего эскадрой и начальника артиллерии. На командующего возлагалось общее руководство и маневрирование, а вот управление артиллерийским огнем передавалось начальнику артиллерии. И самое главное, что находиться они должны были на разных судах, чтобы в случае гибели одного из них другой мог занять его место.

В данном случае Эбергард держал флаг на головном «Евстафии», а начальник артиллерии Смирнов - на идущем следом за ним однотипном «Иоанне Златоусте». Это были два самых мощных и самых современных (всего на год старше «Гебена») броненосца эскадры. Третьим шел «Пантелеймон», спущенный на воду в 1905 году как «Князь Потемкин». Но имя фаворита Екатерины Великой экипаж броненосца скомпрометировал, устроив мятеж и уведя корабль в Румынию. Румынское правительство броненосец вернуло, после чего он и был перекрещен в «Пантелеймона».

«Три Святителя» и «Ростислав» вошли в состав флота в 1893 и 1896 годах соответственно, позже прошли модернизацию, но, конечно, являлись самыми устаревшими в эскадре и обладали наименьшей скоростью.

Крейсера были спущены на воду перед Русско-японской войной и с «Гебеном» могли сравниться разве только мощными радиостанциями, благодаря которым были перехвачены ведущиеся немецкими кораблями переговоры. Особой информации эти перехваты не дали, но Эбергард во всяком случае понимал, что противник находится где-то рядом.

18 ноября в 11:40 наблюдатели русских крейсеров обнаружили юго-западнее мыса Сарыч два неизвестных судна, идентификация которых, впрочем, представлялась очевидной. Это действительно были «Гебен» и «Бреслау». «Алмаз» передал соответствующий сигнал флагману, после чего вместе с двумя товарищами отошел в хвост броненосной колонны.

Эбергард приказал повернуть наперерез противнику, здраво рассчитывая на преимущество в артиллерии. На броненосцах имелось четыре 254-миллиметровых и шестнадцать 305-миллиметровых орудий против десяти 280-миллиметровых орудий у «Гебена».

Капитан корабля Гаранин и некоторые офицеры настаивали на том, чтобы принять фронтальное построение, но Эбергард категорично отрезал: «Рано». А чуть позже, увидев, с какой скоростью враг двигается ему навстречу, видимо решил, что затевать подобное перестроение уже поздно. Интересно, что при этом все словно забыли о миноносцах, которые следовало бы подтянуть, чтобы при первом удобном случае ввести в дело.

Попадание с первого залпа


Если Эбергард проявлял объяснимую, в общем, осторожность, то энтузиазм Сушона выглядел чрезмерным. Всего с двумя кораблями и менее сильной артиллерией он в лучшем случае мог потрепать один из броненосцев, но уж никак не нанести серьезный урон плотно сгруппировавшейся эскадре. Правда, «Гебен» с его 24 узлами на 10 узлов превосходил по скорости два самых быстрых броненосца, однако в случае серьезного повреждения одного из собственных кораблей до ближайшей базы (то бишь до Босфора) ему пришлось бы идти не менее 30 часов. Русским же до Севастополя было всего 3-4 часа хода.

И все равно избалованный предыдущими успехами Сушон сам двигался навстречу неприятностям, приблизившись к русским на расстояние четырех миль, что Эбергарда вполне устраивало.

Хуже было то, что броненосцы продолжали идти в колонне, да еще и дымили, так что нормально противника видели только с «Евстафия». Теоретически достать «Гебена» могли первые три броненосца, но практически более-менее ясно представляли положение противника только на русском флагмане.

Смирнов на «Иоанне Златоусте» никак не мог определить, какой прицел взять, и Эбергард, вопреки уставу, решил взять ответственность на себя, в 12:21 приказав вести огонь на 40 кабельтовых.

Этот первый залп «Евстафия» оказался самым результативным. Три (по русским данным - шесть) крупнокалиберных снарядов попали в среднюю часть «Гебена». Все 12 человек, находившихся в каземате 150-миллиме-тровых орудий №3, погибли. Более того, вспыхнул пожар, который не привел к взрыву боезапаса только благодаря энергичным действиям моряков и тому, что заряды хранились в гильзах, а не в картузах.

И разошлись как в море корабли...


И в этот момент Смирнов по радио передал приказ всем судам эскадры также открыть огонь. Вот только прицел он дал не на 40, а на 60 кабельтовых, так что снаряды со всех кораблей, кроме «Евстафия», перелетали вражеский корабль на две мили.

Сушон начал отворачивать на запад, но через 50 секунд после первого русского залпа также открыл огонь, сконцентрировав его на самом опасном противнике - «Евстафии». Огонь «Иоанна Златоуста» и «Трех Святителей» оказался для немцев безвредным. Капитан «Пантелеймона» Каськов в дыму вообще не понимал, куда стрелять, и от ведения огня воздержался. Капитан отставшего от эскадры «Ростислава» Порембский поступил мудрее и, руководствуясь собственными прикидками, приказал вести огонь по «Бреслау». Новоиспеченный «Пони» с его 4-дюймовыми орудиями сразу осознал собственную ничтожность, устремившись под прикрытие «старшего брата».

Экипаж «Гебена» к тому времени пришел в себя и с третьего залпа накрыл «Евстафия» двумя прямыми попаданиями 152-миллиметровых орудий правого борта. Кроме того, один снаряд навылет пробил у русского флагмана среднюю трубу, а другой разорвался у борта, повредив несколько броневых плит. Однако явление потрепанного «Бреслау» напомнило Сушону рискованность затеянной им баталии. В 12:35 немецкие корабли прекратили бой и устремились по направлению к Босфору.

Сражение у мыса Сарыч продолжалось 14 минут, но определило весь характер последующего противостояния. Преимущество в скорости позволило немцам прекратить схватку в тот момент, когда финал ее представлялся для них очевидно безрадостным. Формально бой закончился вничью, хотя выигрышные и проигрышные «очки» подсчитать не мешает.

Глазомер и просчеты Эбергарда


Русские броненосцы выпустили 30 снарядов главного калибра, из которых 12 пришлись на «Евстафия», который только и стрелял результативно. Непонятно, исходя из каких данных русское командование оценивало потери экипажа «Гебена» в 115 человек погибших и умерших от ран. Немцы признавали гибель только 12 человек и упоминали, что еще 6 человек артиллеристов каземата №4 умерли после боя в результате отравления ядовитыми газами, полученного при тушении пожара.

Русское командование сообщило, что на «Евстафии» погибло 4 офицера и 29 нижних чинов. Потерь на других кораблях не было.

Первый залп русского флагмана оказался великолепен, за что следует сказать отдельное спасибо командующему, глазомер которого оказался точнее, чем у главного артиллериста.

Однако добиться большего эффекта Эбергарду помешали два допущенных им просчета. Во-первых, он «затормозил» с перестроением своей эскадры во фронт, притом что такая позиция давала возможность всем кораблям броненосного отряда вести по немцам сконцентрированный огонь, не мешая друг другу.

Во-вторых, Эбергард никак не использовал имевшиеся в его распоряжении миноносцы. При этом командир миноносного отряда Саблин сразу после начала боя по собственной инициативе двинул свои суда в атаку, но через 10 минут прекратил ее по приказу командующего. Вероятно, наблюдая за неточным огнем «Иоанна Златоуста» и «Трех Святителей», Эбергард боялся, что они накроют собственные миноносцы. Но в конце концов отряд Саблина можно было использовать и для преследования противника.

Цейсовские прицелы «Гебена» на порядок превосходили прицелы русской артиллерии, так что достижения немецких канониров в этом бою выглядят очень скромными. Насколько достоверны данные о немецких потерях, судить трудно, но поскольку «Гебен» после сражения ремонтировался более двух недель, можно предположить, что Сушон несколько отлакировал печальную для немцев реальность.

Бой у мыса Сарыч стал первым сражением линейных сил флота в этой войне и одновременно последним крупным морским сражением дореволюционного Черноморского флота. В дальнейшем, столкнувшись с главными его силами, «Гебен» просто ретировался.

Знаменитый германский крейсер оставался флагманом турецкого флота до 1950 года, побив все аналогичные рекорды. Позже его предложили выкупить правительству ФРГ, но идея превратить «Гебен» в музей энтузиазма у миролюбивых западногерманских политиков не вызвала. «Бреслау» подорвался на минах и затонул в январе 1918 года. «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон» были выведены из состава флота и пущены на металлолом в 1925 году.

Если бы не Февраль...


Хотя военные действия Турции против России и ее союзников по Антанте и имели некоторое самостоятельное значение, однако наибольшее влияние на ход войны сказались потеря южного маршрута снабжения русской армии, а также прекращение экспорта русского зерна - основного источника иностранной валюты для русской казны.

Вместе с германской блокадой Балтийского моря это отрезало Россию от Европы. Оставшиеся пути снабжения через Архангельск и Владивосток были слишком долгими и ненадежными. К тому же эти порты находились на окраинах империи. Все это привело к заметному ослаблению военной мощи русской армии, испытывавшей постоянный недостаток в материальном снабжении.

Наличие мощного линейного крейсера «Гебен» в составе турецкого флота оказало большое воздействие и на военные операции на Кавказском фронте. До 1914 русский флот, имевший подавляющее превосходство над своим потенциальными противниками, доминировал на Черном море. После появление отряда адмирала Сушона силы сторон уравнялись.

Отряд русских броненосцев, как показал опыт боестолкновения у мыса Сарыч, был сильнее «Гебена». Но тот превосходил русские корабли в скорости и мог появляться там, где его не ждали, нанося большой ущерб транспортам, снабжавшим по морю войска Кавказского фронта.

И лишь вступление в строй русских дредноутов типа «Императрицы Мария», имевших превосходство в артиллерии над «Гебеном», снова сделало русский флот хозяином на Черном море. При первом же своем боевом походе, 8 января 1916 года, линейный корабль «Императрица Екатерина», еще не прошедшая курс боевых стрельб (что сказалось на меткости его огня), встретил в море линейный крейсер «Гебен» и открыл по нему огонь с дистанции 23 000 м.

Линейный крейсер стал уходить полным ходом и, несмотря на то что наш корабль развил свой «парадный» ход - 21 узел, сумел оторваться от преследовавшего его русского дредноута, получив лишь незначительные повреждения. Пришлось лишь пожалеть, что черноморские дредноуты не обладали скоростью своих более быстроходных балтийских собратьев. Виной тому стала перегрузка, возникшая из-за увеличения толщины брони черноморских линкоров.

К тому же сменивший адмирала Эбергарда на посту командующего Черноморским флотом молодой и энергичный адмирал Колчак сумел минными постановками у выхода из пролива Босфор закупорить единственный для вражеских кораблей путь в Черное море. Турок спасла от военного поражения лишь Февральская революция, превратившая боеспособный флот в анархистскую вольницу.
Страниц: 1
Печать
 
  • Выбираем солнцезащитные очки
  • Wireless Vision (Wi-Vi) - следим сквозь стены
  • Женская внешность - достоинства или недостатки?
  • Техника батик
  • Как приучить ребенка трудиться?
  • В кабинете сексолога

Рекомендуемые темы
Тема Последнее сообщение
Битва за Китайско-Восточную железную дорогу | Великая история Последнее сообщение Понедельник, 11 Ноя, 2019 г., 12:55
от Потап без Насти


Карта сайта | iMode | WAP | WAP 2 | RSS
© Forum Cake, 2019