x

Пощечина королеве Британии. Меткий огонь буров заставил англичан пойти на мировую

Страниц: 1
Печать

Автор темы
Старший пользователь
****





Пощечина королеве Британии. Меткий огонь буров заставил англичан пойти на мировую
Британская империя в XIX веке стала огромной колониальной державой. Ее владения раскинулись на всех континентах, а подданные составляли больше половины населения Земли. Но англичанам все было мало. В 1880 году настала очередь двух небольших республик в Южной Африке, основанных выходцами из Голландии.

Европейцы впервые достигли самой южной оконечности Африканского континента - мыса Доброй Надежды - еще в XV веке. Португальцы искали дорогу в Индию, и им требовались опорные пункты. Но здесь не было удобной гавани, обитали агрессивные племена, не склонные к торговле, да и климат был неприятным.

На край света


Через 150 лет голландцам, тоже мечтавшим о плаваниях в Индию, выбирать уже не приходилось. Они основали в 1652 году колонию Кейптаун недалеко от мыса Доброй Надежды. Через пять лет вокруг форта вырос крупный город. Первым руководителем колонии стал Ян ван Рибек.

На край света устремились тысячи выходцев из Голландии, Дании, Германии. Принимали там и французских гугенотов, бежавших от преследований на родине. Протестантам было приятнее селиться среди своих, пусть и в Африке. Для колонистов, привыкших к сельскому хозяйству, здесь был настоящий рай, тем более что в Европе для всех желающих земли не хватало. Поскольку большинство поселенцев были голландцами, то их стали называть бурами (от boer - «крестьянин») или африканерами.

Скоро население колонии выросло настолько, что ее жители стали продвигаться далеко вглубь континента. Там они столкнулись с серьезным сопротивлением местных племен. Африканцев не слишком интересовали прибрежные районы, а вот пускать белых дальше они не хотели. К тому же у границ Капской колонии появились пришлые чернокожие - кафры, свази и зулусы.

Это были воинственные кочевники-скотоводы. Плодородные земли они попросту вытаптывали, а всех чужаков отличного качества, не то что в Северной Европе. Постепенно установилась граница с чернокожими и даже наладилась торговля.

Однако со временем на процветающую колонию обратила внимание Британская Ост-Индская компания. Ей тоже требовались перевалочные пункты на пути в Индию, но все удобные места давно были заняты. Как нельзя кстати подвернулись революция во Франции и последовавшие за ней войны. Французы оккупировали Голландию. В 1795 году англичане просто заняли принадлежащий голландцам Кейптаун под предлогом защиты от Наполеона.

После Амьенского мира 1802 года британцы вернули южноафриканское владение Голландии, но через три года передумали. Англичане заявили, что колония была основана Голландской Ост-Индскрй компанией. К началу XIX века она обанкротилась, а долги выкупили британцы. А раз так, то Кейптаун и его окрестности можно забрать в уплату долга.

Они высадили отряд у Кейптауна и после короткого сражения добились своего. После разгрома Наполеона, заручившись решением Венского конгресса, Англия просто оставила колонию за собой. Голландия предсказуемо промолчала. Вот такая «ловкость рук и никакого мошенничества».

Буры восприняли перемену своего положения спокойно. Вернее, большинство жителей ферм ее вообще не заметили, так как крайне мало интересовались политикой. Не зря Марк Твен писал об африканерах: «Буры очень набожны, глубоко невежественны, тупы, упрямы, нетерпимы, нечистоплотны, гостеприимны, честны во взаимоотношениях с белыми, жестоки по отношению к своим черным слугам... им совершенно все равно, что творится в мире».

Англичане получили в свое распоряжение обустроенную страну. Буры посчитали небольшое повышение налогов и необходимость общаться с новыми властями по-английски житейскими неприятностями. Но в 1834 году британский парламент запретил рабство в колониях. Это подрывало основы хозяйства африканеров.

Великий исход


Однако буры были людьми спокойными и бунтовать не стали. Просто они побросали свои фермы и начали массово переселяться за реку Вааль, которая была границей Капской колонии. Английские чиновники попробовали вернуть буров обратно. За освобожденных невольников даже предложили компенсацию.

Но ее можно было получить только в Лондоне и только бумагами государственного займа. Кроме того, ее размер был рассчитан исходя из стоимости рабов на Карибах, а буры своих чернокожих ценили вдвое дороже. К тому же они не знали, где находится Лондон, и ничего не понимали в ценных бумагах.

За первые два года переселились почти 15 000 семей, или около 60 000 человек. Этот демарш потом назвали «Великим исходом». Доходы Капской колонии резко упали, на освободившиеся земли устремились воинственные зулусы. На новом месте буры основали три новые республики - Наталь, Трансвааль и Оранжевую Республику.

Наталь имел выход к морю и порт Дурбан. К тому же местные буры отдали себя под протекторат Голландии, которую считали великой европейской державой. В Лондоне этого допустить не могли и натравили на африканеров зулусского вождя Индинге. В 1838 году он согласился выделить бурам землю для поселений, но потом пригласил их лидера Пита Ретифа на переговоры и убил. Затем зулусы напали на лагерь переселенцев и вырезали их всех.

В 1839 году бурский генерал Андреас Преториус выступил в карательный поход, имея около 1000 вооруженных колонистов. На реке, впоследствии названной Кровавой, буры разгромили 10-тысячную армию Индинге, не потеряв ни одного человека и убив до 5000 зулусов. Британцы возмутились жестокостью Преториуса, а заодно заявили, что порт Дурбана необходим королевскому флоту.

Фольксрад (парламент) Наталя проголосовал против войны с Англией после ультиматума губернатора Капской колонии, в котором прямо говорилось: «Королева не может допустить независимости своих подданных в Натале, так как это может привести к его включению в состав другого европейского государства». В 1843 году Наталь был аннексирован. Буры ответили массовым переселением в Трансвааль и Оранжевую Республику.

Детские «игрушки»


На этот раз африканеры создали органы центральной власти - парламент, не ограничиваясь самоуправлением общин, установили дипломатические отношения с теми странами, в общении с которыми видели смысл. Кроме того, они строили железные дороги и даже поощряли развитие промышленности.

Из Германии и Голландии буры получали артиллерийские орудия, республики были разделены на округа, каждый из которых в случае войны превращался в коммандо - самостоятельное воинское подразделение вроде дивизии. Скоро новые бурские колонии процветали не хуже старых Капа и Наталя.

Англичане готовы были терпеть два небольших государства африканеров, тем более что они не имели выхода к морю и не ладили с соседями (Трансвааль граничил с португальским Мозамбиком). Со временем англичане рассчитывали заставить республики вступить в задуманный лондонскими политиками Южноафриканский союз под британским протекторатом.

Несмотря на неприязненное отношение к британцам, африканеры не мешали им спокойно перемещаться по своей территории. Летом 1866 года английский путешественник остановился на ферме бура по фамилии де Бирс. Хозяин предложил подождать во дворе, пока он вынесет воды. Неподалеку возились маленькие сыновья де Бирса. Англичанин присмотрелся и тут же покрылся испариной. Ребятня играла не-ограненными алмазами, и некоторые из них были размером с голубиное яйцо.

Бур, в отличие от английского проходимца, не знал, что это за камушки. Англичанин расспросил его и выяснил: блестящие кристаллы дети выменивают у кафрских пастухов, живущих в паре миль от фермы и пасущих хозяйские стада. Где достают их негры, де Бирс не знал. Британец помчался к кафрам и убедился, что у них алмазов - пруд пруди.

Добывали они их неподалеку, а использовали для обработки жерновов.

Ойтлендеры - это пришельцы


Англичанин выпросил у кафров пару алмазов покрупнее за полпачки табака и вернулся на ферму. Он предложил де Бирсу продать землю. Бур в ответ лишь помотал головой и намекнул, что время уже позднее. Он может позволить путнику переночевать в своем сарае или запирает ворота.

Англичанин не отставал, доведя предложенную цену до десятикратной против реальной. Ничего не понимающий де Бирс испугался и выпроводил гостя. На прощание тот попросил еще раз взглянуть на камешки. Бур вынес целую горсть и подарил ее надоевшему англичанину, лишь бы тот убирался. Окрыленный прохвост помчался в Дурбан, где первый же ювелир подтвердил, что камни самой чистой воды.

На бурские территории устремились тысячи искателей легкой наживы. Были среди них и честные старатели, и авантюристы, и бандиты. Буры называли их ойтлендерами (на африкаанс - «пришельцы»). Началась самая настоящая алмазная лихорадка.

В бурских республиках, как грибы после дождя, стали расти старательские поселки. Их население было пестрым - ирландцы, индусы, китайцы, поляки, французы, но заправляли всем британцы. Люди это были буйные, склонные чуть что сразу хвататься за оружие. На бурские законы они плевали. Впрочем, как и на любые другие.

То и дело возникали конфликты. Когда бурам это надоедало, то за оружие они брались сами. Тогда ойтлендеры бежали за защитой к англичанам. По бурской территории стали слоняться полицейские и военные патрули из Капской колонии. Они вмешивались в дела местных властей, но буры терпели.

Число ойтлендеров грозило сравняться с населением Трансвааля и Оранжевой Республики. Их обложили повышенными налогами, а когда английское правительство потребовало дать старателям гражданские права, буры наотрез отказались. Наоборот, были приняты оградительные законы. Занимать государственные и муниципальные посты отныне могли только люди кальвинистского вероисповедания.

Хорошо стреляет тот, кто умеет это делать...


Ситуацию усугубило открытие золотых приисков в Трансваале. Буры запретили разработку, объявив, что все богатства недр принадлежат республике. Ойтлендеры ответили взрывом недовольства, и некоторые горячие головы в Капской колонии решили, что эту массу можно использовать в своих интересах.

В 1877 году сэр Тэофил Шепстоун во главе отряда из 26 колониальных полицейских выдвинулся на бурскую территорию и провозгласил присоединение Трансвааля к Великобритании. Буры были заняты в это время отражением нашествия воинственного племени бапеди и значения демаршу англичан не придали.

Президент Трансвааля Томас Бюргер заявил формальный протест, на чем дело и закончилось. Но вокруг алмазных приисков выросли английские форты, а капские полицейские стали хозяйничать на земле африканеров. Бюргер на самом деле считал, что присоединение Трансвааля к британским владениям - наилучший выход, и на этом бы все закончилось... не приди в голову англичанам взыскать с буров налоговые недоимки, которые числились за ними со времен Великого исхода.

Ситуация взорвалась 16 декабря 1880 года. Английский констебль попытался арестовать имущество старого бура на ярмарке в городишке По-чефструм. Африканеры не дали этого сделать. К 22 декабря все английские гарнизоны оказались в осаде.

Все попытки прорыва закончились для англичан немалыми потерями от меткого ружейного огня. 28 января 1881 года произошел первый серьезный бой у Лаингс Нека. Буры буквально перестреляли батальон английской линейной пехоты. После этого британцы потерпели еще несколько болезненных поражений. А 26 февраля произошел бой на холме Маджуба. Англичане потеряли 286 солдат и офицеров, включая командующего - генерал-майора Джорджа Колли. Потери буров убитыми составили ровно 1 (один) человек!

Только имя...


На этом война по большому счету закончилась. Могучая Англия потеряла около 1500 человек, включая одного генерала, четырех полковников и почти всех младших офицеров. Буры оплакивали примерно 150 убитых и при этом вторглись в Наталь, угрожая выкинуть противника из Южной Африки вообще.

В Лондоне посчитали нецелесообразным втягиваться в большую войну и 6 марта подписали перемирие. Во-первых, быстро перебросить в Южную Африку достаточные силы британцы не могли. А промедление грозило общим наступлением буров. Во-вторых, провалилась пропагандистская кампания в Европе, в ходе которой англичане пытались выставить африканеров жестокими дикарями. Общественное мнение однозначно встало на сторону буров.

Наконец, англичан всерьез беспокоили попытки Трансвааля найти покровителей в Европе. Если с Голландией можно было не считаться, то набиравшая мощь Германия казалась противником пострашнее. Именно на нее обратили свои взоры буры, понимавшие, что долго противостоять Британии без помощи извне они не смогут.

В это время немецкая дипломатия остро ставила вопрос о выделении своей растущей империи колониальных владений. Задавали в Берлине вопрос и о южноафриканских республиках.

Германию ублажили, пообещав ей Намибию, Того, Камерун и Новую Гвинею. С бурами в августе 1881 года подписали договор в Претории. По нему Трансвааль сохранял автономию, но признавал сюзеренитет Британии. Он заключался в свободном перемещении по территории республики английских войск и контроле Лондона над внешней политикой Претории.

В 1884 году в Лондоне было подписано новое соглашение, в котором прямого указания на сюзеренитет Британии не было - Трансвааль всего лишь обязывался не подписывать без утверждения английским правительством договоров с иностранными державами. Бурской республике удалось сохранить независимость в войне с неизмеримо более сильным противником.

Это была самая настоящая пощечина всей Англии, королеве, британской армии. В Лондоне этого не забыли и в 1899 году спровоцировали новый конфликт, предсказуемо закончившийся уничтожением бурских республик.

На память от них осталось разве что название алмазодобывающего холдинга, основанного в Южной Африке Сесилем Родсом. Он дал ему имя «Де Бирс», увековечив фамилию того самого африканера, на ферме которого нашли первые алмазы
Страниц: 1
Печать
 
  • Царевна Софья, Пётр и регентство
  • Как бесплатно зарегистрировать доменное имя
  • Как избавиться от зависти?
  • Как сохранить молодость женщине?
  • Космический полет глазами Гагарина
  • Обзор методов эпиляции


Карта сайта | iMode | WAP | WAP 2 | RSS
© Forum Cake, 2019